Кино Европолис

#06 Жизнь куда сложнее и многообразнее

Жизнь сложнее и многообразнее

Это весьма характерно — спор, который вспыхнул вокруг «незаконной» связи Катерины с неким женатым человеком. Выступление В. Аверьяновой несомненно отражает точку зрения многих зрителей — они раздосадованы, а то и шокированы тем, что Катерина, которую они приняли в свои сердца как героиню образцово-показательную, в личной жизни повела себя вразрез образцово-показательным прописям массового сознания. Что по этому поводу можно сказать?

Можно было бы поддержать В. Алентову: жизнь и вправду куда сложней и многообразней любых, самых верных прописей, и нарушение их отнюдь не всегда свидетельствует об элементарной «аморалке»…

Можно было бы поинтересоваться и другим: почему товарищей возмущает только этот «грех» Катерины? Ведь ежели быть последовательным в такой критике, то и роман ее с Рудольфом-Родионом заслуживает осуждения, и по тем же мотивам: их отношения тоже не освящены ЗАГСом. Более того, любовь с Гошей — тоже! Почему же надо бить в колокола в одном случае, а в другом — подобном ему — закрывать глаза? Из-за того, что Рудольф Катю соблазнил, а Гоша, напротив, «в итоге» женился? Житейски позицию еще можно понять, из жизни, но в искусстве обстоит иначе. Паратов соблазнил Ларису. Но разве она стала из-за этого порочной? А идея пьесы порочна? Всегда важно не то, что происходит с героями, а что происходит со зрителем и во имя чего происходит.

Вот и в этом случае. Кому-то хотелось бы, чтобы Катерина была образцово-показательным манекеном. Но она — живая нормальная женщина, с сердцем, а не «пламенным мотором» в груди, отнюдь не чуждая естественных женских страстей. И женских слабостей тоже, и это, между прочим, в сценарии было обозначено еще четче и определенней, чем вышло в фильме.

Но самое главное — в другом. Искусство не знает ни запретных тем, ни крамольных ситуаций, ни нежелательных персонажей. Всяческие табу ему чужды. Искусство не только имеет право, но обязано вторгаться в святая святых человеческой души и человеческой судьбы, не останавливаясь перед самым трудным и деликатным. Вопрос лишь в том — еще и еще раз подчеркнем это — во имя чего и как делает это художник. Иными словами, проверять искусство мы вправе лишь правдой жизни и правдой самого произведения искусства.

Что же касается в принципе понятных опасений В. Б. Аверьяновой за нравственность старшеклассниц, то, думается, тут все же права актриса: зритель не будет немедленно и зеркально подражать в дурном или хорошем — персонажам экрана, книги, сцены. Воздействие произведения искусства на сознание, а тем более на поведение людей процесс куда более сложный; оно опосредовано не только структурами искусства, но и психологией человека, социальной и индивидуальной.

Нравственный урок — вот то высокое и необходимое всем, что извлекаем мы из творения истинного искусства, а вовсе не те или иные подсказки, как себя вести в данной ситуации. Будь иначе — тогда «Мадам Бовари» и «Анну Каренину», при силе их влияния на людские души, наверное, вообще не следовало бы давать читать старшеклассницам.

Ну и, конечно же, прав фильм: влиятельнейший учитель жизни все-таки сама жизнь и собственный опыт каждого человека.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *