Кино Европолис

#05 Я целиком верю Баталову

Любой женщине хочется, чтобы мужчина оставался истинным главой семьи.

— А я целиком верю Баталову, — заявил рабочий московского завода «Знамя труда» Герой Социалистического Труда Владимир Комицын. — Его Гоша — рабочая косточка, мастер высочайшей квалификации и в то же время человек тонкий, интеллигентный, с твердыми нравственными правилами. Мне понятно его отношение к жизни. Его понимание счастья. То уважение, которое питают к нему ученые — кандидаты и доктора: без Гоши, говорят они, не защитить бы им диссертаций, — это правда, так и бывает часто в жизни.

Только кино еще не умело этого подметить: рабочих такого склада, таких отношений между рабочим классом и наукой. Гоша человек талантливый, своеобразный, сильный. У него незыблемое представление о том, что это за «должность» — мужчина вообще и в семье в особенности, где ему принадлежит, должна принадлежать главная роль. Узнав, что Катерина его «обманула», что она не простая работница, а директор большого комбината, Гоша едва не исчезает из ее жизни. И возвращается только благодаря помощи друзей; тут товарищ не поверила, что жизнь у Гоши с Катей сложится. А я думаю, что жизнь у них с Катей будет хорошей; ведь они оба умные и тактичные люди, они научатся уважать друг друга, «притрутся», как говорится, один к другому. Несмотря на разницу в служебном положенин и на несколько «домостроевские» убеждения Гоши, к которым, конечно же, и режиссер, и актер относятся не без юмора. Что же касается того, что Гоша считает мужчину опорой и защитой семьи, он, по-моему, прав. И Катерине, как она ни привыкла быть самостоятельной, именно этого и не хватает.

— Интересна сама эта проблема, — снова вступила в дискуссию Виктория Агасьян. — Она волнует всех. Мы часто читаем, что мужчины в наще время утрачивают свое мужское начало, «феминизируются». А каждой женщине хочется, чтобы мужчина оставался сильным, энергичным, истинным главой семьи. Любой женщине, будь она директором завода, академиком или даже министром! Потому что по самой своей природе, по своему естеству, как бы уверенно мы себя в жизни ни чувствовали, нам нужно, чтобы рядом был кто-то, кто бы всегда нас поддержал, направил, защитил. Это очень точно и верно раскрыто в картине «Москва слезам не вериг». Катерина— настоящая женщина, а Гоша — настоящий мужчина, на которого можно положиться. И это прекрасно. Не сомневаюсь: как бы дальше ни сложилась жизнь, Катя с ним будет счастлива.

— Если можно, я тоже выскажу свое мнение, — вмешалась в спор актриса Вера Алентова. — Прежде всего, насчет девочек-старшеклассниц, за которых боится директор школы: не дай бог, они возьмут за пример «безнравственность» моей героини. Знаете, меня ваши опасения не удивили. Среди большой почты, которую мы получаем, немало писем от педагогов. Многих из них смущает эпизод с Табаковым. В этом, простите мне мою откровенность, мне видится некая профессиональная, что ли, наивность. Вера в то, что любые человеческие поступки свершаются прямо под влиянием искусства, в порядке слепого подражания. Это, конечно же, не так! Если бы это было так, нам нужно было бы создавать фильмы, где действовали бы только одни добродетельные люди, совершающие одни добродетельные поступки. То есть фильмы бес: конфликтные. Но искусство действует иначе, возбуждая раздумья, мысли, желание правильно понять жизнь и то, что тебя ждет в ней. К тому же, так я думаю, многие ли учатся на чужих ошибках? Каждый проходит свою жизненную школу самостоятельно. Не стоит, по-моему, бояться за ваших девочек. У меня у самой подрастает дочь, и я вовсе не опасаюсь, что на нее повлияют дурные литературные или кинематографические примеры. Даже если они действительно дурные. Для чего у нас в фильме этот роман моей Катерины? Реальность-то ведь куда сложнее прописей… Да, любой из нас формируется прежде всего окружающей жизнью, приобретая собственный — сладкий или горький — опыт, и многое здесь зависит от воспитания и дома, и в школе, от правдивости, сказала бы я, этого воспитания. Нет хуже воспитания, чем воспитание при помощи «хрестоматийного глянца». Будет человек воспитан хорошим и чистым и к нему никакая грязь не пристанет… Так что, думаю, товарищи педагоги волнуются зря… А вот что касается женщины, сказавшей в зале: «Это про меня», — тут сложнее. Вот тут искусство впрямую встретилось с жизнью. И было бы очень интересно узнать, что означала для той женщины эта стыковка…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *