Кино Европолис

#03 Слова просит директор школы

Каждому приятно вернуться во времена своей молодости.

Слова просит директор школы № 227 Фрунзенского района Валентина Аверьянова.

— Когда я шла на этот фильм, я вспоминала режиссерский дебют Владимира Меньшова — «Розыгрыш», который мне как педагогу очень понравился. Было очень интересно, что же и как он скажет в своей новой работе. Я заранее знала, что собою представляет актерский ансамбль в фильме, и прежде всего Вера Алентова. Она привлекла меня еще в телефильме «Такая долгая жизнь», где небольшая роль домработницы стала как бы заявкой актрисы на будущее. Ей уже там удалось показать свою героиню рельефно и, главное, в движении, переменах.

И вот — начало фильма. Каждому приятно вернуться, хотя бы мысленно, умозрительно, во времена своей молодости. Да, моему поколению дороги пятидесятые годы, в том числе и та их вторая половина, которая ожила на экране. Меньшов хорошо знает то время. Наверное, поэтому мы, следя за судьбами трех героинь, одновременно размышляем и над своей судьбой, окидываем взглядом пройденную нами дорогу, решаем, что же у нас из задуманного получилось, а что — нет. Свои жизненные итоги подводят во второй серии и ставшие нам такими близкими герои фильма.

Поиски женского счастья… Разве не им прежде всего отдана картина? Когда я первый раз собиралась смотреть фильм, все coветовали: не берите с собой мужа, ему будет скучно. Но я «рискнула», взяла. И муж был в таком же восторге от картины, как и я. Да, любя людей, показывая их тепло, режиссер в своей ленте прежде всего размышляет о нашей, женской жизни. И все-таки я не склонна отнести картину «Москва слезам не верит» к так называемым «женским фильмам», потому что Черных с Меньшовым стараются взглянуть на жизнь современницы с разных сторон, показать ее нааолнеййоеяь и многообразие. И буг дем откровенны — они правы, когда говорят: не может быть полностью счастливой одинокая, безмужняя, бессемейная женщина. Так ведь оно и есть в жизни! Фильм наталкивает нас на размышления о том, что же такое женское счастье. Где его истоки? В производственной сфере? Общественной? Сугубо личной? Приходишь к выводу, что в принципе, видимо, не стоит — опасно для женщины — эти сферы разграничивать. Лучше всего, когда есть единство и того, и другого, и третьего. Но это — в принципе. В идеале. А в реальной жизни?.. Знаете, есть разные женщины, одни не мыслят себя без бурной деятельности на людях, другие же видят свое призвание в семье.

Вот некоторые мои коллеги после фильма говорили: да, у Тоси с Колей хорошая жизнь, и человек он приятный, надежный, непьющий, но все-таки эта их жизнь какая-то бескрылая… Они, по сути, солидарны с Людмилой, которую при мысли о будущей жизни Тоси с Николаем «брала тоска». «Разве это жизнь? — говорила она. — Все, как в Госплане, на двадцать лет вперед известно». А я с этим никак не могу согласиться! Знаете, каждому свое. А главное, я считаю, что настоящая дружная семья — это крепость человеческого счастья, его надежности. В фильме очень убедительно и наглядно мы видим, как из поколения в поколение переходит эта прочность, надежность, основательность жизни. Помните в первой серии улыбку, какой Колина мать впервые встречает Трсю, невесту сына? На наших глазах возникает молодая семья, дружная и простая, а потом, во второй серии, мы убеждаемся, что на протяжении долгих лет она остается такой же дружной, простой, надежной опорой не только для родных, но и для друзей. На Колю и Тосю можно положиться — они не подведут, с радостью придут на помощь в самых трудных обстоятельствах. Не так уж часто встречаешь подобные семьи. И то, что Тося вырастила трех прекрасных сыновей, — это тоже женский подвиг. Кто не знает, что значит в наше нелегкое время воспитать троих детей, вести семью, сохранять в ней атмосферу чистой и преданной дружбы! Семья — наша общая забота, и наша общая тревога. И тут я хочу высказать вот что: наше искусство, мне кажется, до сих пор не сказало свое веское и убедительное слово относительно того, что вести семью, воспитывать детей — то есть растить будущее нации — не менее социальная функция женщины, чем ее труд на производстве. К сожалению, мы по-настоящему не отдаем себе в этом отчета. Более того, относимся к домашним хозяйкам свысока, с жалостью, а то и с пренебрежением. И то, что в этой картине с таким уважением и любовью показана Тося, — большая заслуга создателей фильма. Мне кажется, что Владимир Меньшов мог бы сделать хорошую ленту специально про женщину — хранительницу очага, жену и мать. Как было бы это хорошо и полезно! Казалось бы, что за важность общая семейная трапеза! А это был всегда один из самых торжественных актов, самых дорогих моментов дня: здесь общались все поколения, незаметно, исподволь передавались и усваивались традиции, обычаи семьи, обсуждались новости и предстоящие дела, укреплялась взаимная любовь и уважение. Нынче мы живем в бешеном темпе, у каждого из нас свои служебные дела и заботы, свое расписание дня, так что, как ни печально, вся семья собирается за общим столом только по большим праздникам. А в будни —это химера, несбыточная мечта. Думаю, в этом одна из причин того отчуждения, взаимного непонимания между родителями и детьми, с которыми мы, педагоги, так часто сталкиваемся. Куда лучше дела обстоят в семьях, где жена, мать в силу тех или иных причин целиком отдает себя дому, воспитанию детей. Все это, конечно, непростая проблема — и социальная, и материальная. Но пора нашему обществу, ее решать. Найти такие .возможности женского труда на производстве, которые оставляли бы женщине достаточно времени для ведения дома и воспитания детей. Газеты, например, писали о ценном опыте Ленинграда, где некоторые предприятия ввели в систему работу женщин на дому. Словом, сделайте фильм об обыкновенной женщине, растящей своих детей. О такой простой героине нашего времени.

Прошу прощения за отступление — меня на него натолкнул фильм «Москва слезам не верит». Вернусь к самой картине. Она — неоднозначна. Ведь в ней рядом с жизнью Катерины и Тоси мы видим неблагополучно сложившуюся судьбу Люды. И ее судьба тоже заставляет серьезно задуматься. Ведь Люда — женщина-пустоцвет. Когда-то Лев Толстой поверял истинную сущность человека детьми: как правило, его положительные герои имели детей, а у отрицательных их не было. Можно, конечно, с Толстым соглашаться или не соглашаться, но несомненно для меня одно: отсутствие детей говорит, как правило, о человеческой судьбе, в чем-то не состоявшейся. Вот почему Люду жалеешь и одновременно осуждаешь за ее вину перед самой собой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *